Цикл жизни и быт


Следование предписаниям иудаизма выражается в выполнении разнообразных обрядов и ритуалов, сопровождающих почти все значимые моменты повседневности и праздников, весь «цикл жизни» от рождения до смерти. Во время выполнения обязательных обрядов используются особые ритуальные предметы.

Религиозный Закон предписывает евреям укреплять на косяках дверей своих домов мезузу (дословно «дверной косяк») – свиток пергамента из кожи чистого животного, содержащий на одной стороне часть стихов молитвы Шма Исраэль («Слушай, Израиль!»), а на другой - слово Шаддай («Всемогущий [Бог]»). В средние века это слово стало толковаться как аббревиатура выражения Шомер Длатот Израэль («Охраняющий двери Израиля»). Мезузы заключаются в специальные футляры, которые нередко являются незаурядными образцами национального прикладного искусства.

Восточную стену еврейского дома украшает декоративная табличка - мизрах (буквально - «восток», принятое у евреев стран Запада условное наименование направления к Храмовой горе в Иерусалиме, куда следует обращаться лицом во время молитвы). Слово «мизрах» интерпретируется в еврейской традиции также как аббревиатура фразы Ми-цад Зе Руах Хаим («с этой стороны дух жизни»). Мизрахи были очень популярным жанром еврейского народного искусства. Их изготавливали в основном из бумаги, часто из резной (рейзелах), реже - из ткани или из дерева. В XIX веке получили распространение мизрахи, отпечатанные в типографиях Иерусалима, Варшавы, Бреслау (Вроцлава) и др.

На восточной стене дома вывешиваются также другие таблички – шивити. Их название является первым словом стиха из псалма «Представляю Господа пред собой всегда» (Пс. 16:8). В синагоге шивити помещается также на восточной стене или устанавливается на специальной кафедре (амуд ле-тфила), у которой кантор ведёт молитву. Шивити содержат магические формулы и символы и потому выполняют функции амулетов.

Описание домашнего быта евреев Российской империи середины XIX века дано в книге М.Берлина "Очерк этнографии еврейского народонаселения в России" (СПб., 1861 г.):

«В видах чистоты нравов запрещено у евреев стороннему лицу спать в той комнате, где обычно почивает чета; поэтому у самых бедных евреев домик разделён на несколько крошечных комнат и даже палатей соответственно числу чет. Домашней утвари, в особенности посуды, у евреев, хотя она и не отличается особенною против обыкновенного формою, в массе бывает гораздо более, чем у прочих жителей, - ибо каждый, даже самый бедный еврей, имеет, по постановлениям своего закона, двоякую кухонную и столовую посуду и двоякие приборы, а именно: молочные и мясные, которые воспрещается употреблять вместе. У состоятельных евреев есть ещё и особенная посуда для пасхи, так как в этот праздник нельзя по закону употреблять посуду, в коей готовили кислые приправы, но беднейшие евреи обходятся кое-как, возобновляя старую, докупая кое-что и пр.

Образа у евреев, на основании слов Моисея (Числа, ХХ. 4, Втор. IV, 16, 17, 18), запрещены. Это, впрочем, по толкованию раввинов, относится только к бюстам и вообще к выпуклым фигурам; писанные же картины дозволяются и имеются у более зажиточных евреев, как то: изображения сцен из библейской истории, некоторые молитвы, списанные и украшенные политипажами и бордюрами, портреты знаменитых раввинов, а также прочие портреты, не относящиеся к еврейскому быту. На восточной же стороне своих жилищ народ часто вешает в рамке под стеклом раскрашенный лист бумаги (мизрах), исписанный текстами из св. Писания с эмблемой щита Давида, с изображением львов, столбов, корон для указания, что во время молитвы надобно стать лицом к этой стене. Это впрочем, только обычай, но не закон. Иные благочестивые евреи оставляют при выбелке и выкраске дома квадратное поле в аршин, небеленое и некрашеное для воспоминания разрушения Иерусалима и Храма (зехер ле-хурбан). На дверях же, фортках и воротах бывают прибиты пергаментные листы (мезуза) с главами из св. Писания об единстве Божием, что составляет уже повеление закона». 

В еврейском народном быту широко использовались и специальные амулеты, служившие для охраны от болезней, от «дурного глаза» и т.п. Они содержат цитаты из Библии и Талмуда, имена Бога, ангелов и демонов, а также каббалистические формулы. Самыми популярными были амулеты от сглаза и для отпугивания демонов рожениц и новорожденных. Амулеты такого рода представлены в музейной экспозиции.

Один из самых первых этапов жизни мальчика - обряд обрезания. После обрезания на ребёнка надевают одеяние, сопровождающее еврея всю жизнь – нижнюю рубаху с цицит (нити, символизирующие божественные заповеди). 

Когда мальчику исполняется 13 лет (в иудаизме 13 лет - возраст совершеннолетия или бар-мицва), он облачается в талес (молитвенное покрывало) и накладывает тфилин (филактерии), которые отныне становятся его постоянными принадлежностями для молитвы. 

Другой важный этап жизненного цикла - свадьба. Главным элементом бракосочетания является заключение брачного контракта, который представляет собой особый договор, составленный по талмудическим формулам. Заключение брачного контракта происходит в два этапа – сначала заключается договор о помолвке (тнаим|тноим – «условия»). Он предшествует собственно контракту о заключении брака (ктуба/ксуба). Брачная церемония проводится под специальным балдахином на шестах (хупа) над головами жениха и невесты, которые надевают друг другу обручальные кольца.  

Особо следует сказать об обряде халица, непременный атрибут которого – особый кожаный башмак. Этот обряд, в наши дни практикующийся нечасто, был предназначен для того, чтобы освободить бездетную вдову и брата ее умершего мужа от обязательного брака, как предписывал древний религиозный закон. Вдова в присутствии раввина срывала с деверя башмак и плевала в его сторону. Такой башмак представлен в экспозиции музея.

Похороны завершают жизненный цикл. Сам обряд погребения и связанные с ним приготовления находятся в ведении специального похоронного братства Хевра Кадиша, состоящего из наиболее уважаемых людей. Братство имело специальные помещения (бейт тагора) для омовения покойных и целый ряд соответствующих ритуальных предметов для погребения. 

Кладбище являлось собственностью еврейской общины. Оно, как правило, располагалось за городской чертой, было отделено водной преградой, земляным валом или огорожено стеной. Упокоение совершалось бесплатно на земле еврейского кладбища. Покойника несли на руках либо, если кладбище находилось на отдалении, везли на специальных дрогах или похоронных дилижансах. В экспозиции представлен фрагмент подобного дилижанса кон. XIX – нач. XX веков из Бессарабии. 

Надгробия устанавливали через год после смерти. Их изготавливали мастера – резчики из Хевра Кадиша. Надгробия ориентировались так, чтобы молящийся стоял лицом к Иерусалиму. Текст надгробий был стандартизирован и состоял из начальной фразы, имени, даты смерти и благословления. Материалом служил местный камень, хотя во многих местах, где основным строительным материалом было дерево, изготавливали деревянные надгробия. В начале XVIII в. в Подолии и на Волыни распространилась мода на художественные надгробия. Появились различные камнерезные школы, отличавшиеся ювелирной тонкостью в обработке камня. Резьба стало самостоятельным видом искусства, сочетавшем в себе формы ренессансного и барочного декора с фольклорными мотивами. В годовщину смерти (йорцайт) члены семьи зажигали специальные поминальные свечи и произносили особые молитвы памяти - изкор.

Перейти в коллекцию

Панорама зала

Get Adobe Flash player

Get Adobe Flash player