Еврейские ремесла и профессии


Евреи, составлявшие в западных губерниях Российской империи более 60% городского населения, занимались торговлей и всеми видами ремёсел, что отмечалось и в докладе Еврейского комитета 1809 года:

«Всё купечество и все ремёсла в Польских губерниях большей частью наполнены евреями». 

(Доклад Комитета о евреях 1809 г. «Русский Архив», 1903г, кн. II, стр. 265)

Согласно данным переписи населения, проведённого накануне разделов Польши в 1760 году, в частности, в местечке Меджибож Подольского воеводства (при российской власти – Подольской губернии), евреи-ремесленники владели более чем тридцатью видами профессий. В их числе: цирюльники, аптекари, знахари, доктора, переплётчики, изготовители  пергамента, кожевенники, повивальные бабки, резники, портные, золотошвеи, сапожники, маляры, плотники, печники, слесаря, медники, лудильщики, кузнецы, бочары, извозчики и даже один «вертепный» (кукловод или устроитель театра марионеток). 

Большая часть городских ремесленных цехов была христианской. Они вели постоянную борьбу с еврейскими конкурентами. Как правило, эта борьба велась с помощью властных структур, очевидно стоявших на стороне интересов христианских цехов. Вот только несколько примеров такой борьбы:  

 «Житомирский кузнечный цех принёс жалобу правительству на подрыв, делаемый ему евреями в кузнечном ремесле. Губернское правление, усмотрев из дела, что кузнецы - евреи, хотя и вносят установленную плату в цеховую казну и работают искусно, но надлежащих свидетельств не имеют, воспретило им дальнейшее производство ремесла, но генерал-губернатор нашёл это распоряжение стеснительным для жителей, так как число христиан, занимающихся в Житомире кузнечным ремеслом, весьма ограничено. На этом основании распоряжение губернского правления было отменено... На таком же основании разрешено митавским часовщикам – евреям дальнейшее производство ремесла, но без внесения их в цех часовщиков, к которому принадлежали одни христиане».

( И.Г. Оршанский, Русское законодательство о евреях, СПб., 1877 г.). 

В эпоху Александра II все более заметным становится участие евреев в развитии экономики и промышленности России. Еврейские предприниматели и финансисты  особенно ярко проявили себя в тех новых для русской экономики сферах, которые  возникли в связи с переходом к капитализму. Банковское дело и строительство железных дорог в России многими своими достижениями и быстрым ростом в значительной степени были обязаны семейству Поляковых и баронам Гинцбургам;  Гинцбурги к тому же сыграли важную роль в  организации добычи золота на Урале, Забайкалье и Алтае. Бродские были одними из самых крупных в России сахарозаводчиков; Высоцкие были владельцами крупнейшей в России чаеторговой фирмы. 

Экспозиция музея наглядно демонстрирует переход от кустарного ремесла к фабричному производству, в котором евреи принимали непосредственное участие в качестве рядовых инженеров, техников, квалифицированных рабочих. Дипломы о получении технических специальностей и большая экспозиция фотографий, снятых с подобных удостоверений, свидетельствуют об интеграции евреев в новые формы труда. 

Одним из символов промышленной революции, принципиально изменившей характер труда ремесленного сословия портных и, по сути, позволившей буквально любой женщине стать портнихой, явилась трансконтинентальная компания по производству швейных машинок «Зингер», открывшая завод в подмосковном городе Подольске. Управление компании на территории России располагалось в Петербурге в знаменитом доме с глобусом на Невском проспекте. 

Крупные еврейские предприниматели выступали также как меценаты общероссийского масштаба. Так, Яков Поляков (1832-1909) за филантропическую деятельность был избран почетным гражданином Таганрога; Самуил Поляков (1837-1888) пожертвовал более двух миллионов рублей на создание и содержание русских учебных, культурно-просветительских и «богоугодных» учреждений. Он, в частности, основал и содержал первые в России железнодорожное и горное технические училища. Евзель Гинцбург (1812-1878) учредил фонд стипендий для студентов Медицинской хирургической академии;  Лазарь Бродский (1848-1909) был одним из инициаторов создания и главным спонсором Политехнического института в Киеве.

Параллельно разворачивался процесс освоения евреями свободных и престижных профессий, когда евреям открылась дорога в гимназии и университеты. В экспозиции представлены дипломы об окончании различных университетов и высших учебных заведений на территории России, где молодые люди овладевали профессиями с высоким социальным статусом - врачей, адвокатов, учителей, художников, позволявших покинуть «черту оседлости» и легче интегрироваться в общество. Свободные профессии стали приоритетными для евреев, несмотря на чинимые властью препятствия, как, например, процентная норма при поступлении в гимназии и университеты, и запреты для поступления на государственную службу. 

Священная работа

В отличие от других видов ремёсел и художеств изготовление ритуальных предметов называлось Аводат Кодеш (Священная работа). Подобная работа выполнялась мастерами (о чём они, как правило, упоминают на изготовленных предметах) «во славу» или для «прославления имени Всевышнего». Представления об особой святости такой работы заключались в символической связи между мастерами, изготавливавшими ритуальные предметы, и самым первым мастером, призванным Богом для украшения Скинии Завета и Ковчега Завета (Исх. 31, 1-3). Имя его - Бецалель (в русском синодальном переводе - Веселеил) еврейская традиция прочитывала как Бе-цель-Эль - «в тени Бога». 

В недолгий период либерализма, в середине шестидесятых годов (в годы хрущёвской оттепели) в журнале «Декоративное искусство в СССР» появилась статья замечательного украинского искусствоведа и этнографа Павла Жолтовского (1904-1986), в которой он с глубоким пониманием и теплотой пишет об «утраченной в годы нацизма еврейской культуре».  «Ритуальность, – пишет Жолтовский, -  пронизывала весь быт еврейских местечек, и вызвала к жизни ряд обиходных вещей, связанных с бытовой обрядностью». По сути дела, в этой статье, не потерявшей актуальности до нашего времени, описаны разные виды «священной работы», которые Жолтовский знал не понаслышке, а помнил живым и привлекательным явлением. Мы приводим фрагменты из его статьи: 

«Мастера из еврейских местечек расписывали помещение синагог (в течение столетий бывших не только молитвенными домами, но и местом постоянного живого общения обитателей гетто), занимались художественным литьём и чеканкой, ткали, вышивали синагогальные занавесы и ритуальные покрывала, делали вырезки из бумаги […] 

Замечательное умение проявили медники – бляхари – в анималистическом жанре. Их птицы, змеи, олени обобщённых и выразительных форм украшают сосуды для ритуального омовения рук. Высота чеканного рельефа его напряжённость прекрасно увязаны с формой посуды.

…резьба по дереву - так же распространённый вид художественного ремесла. Известны пышные «арон койдеш», в которых хранились свитки торы, с декоративной резьбой, близкой по характеру к резным украшениям украинских иконостасов. 

Ревнивое отношение к священным текстам, стремление сохранить его в изначальной рукописной неприкосновенности – всё это способствовало развитию изощрённого каллиграфического мастерства. Работа переписчиков нередко поражает подлинным артистизмом.

Среди грамотной части жителей гетто развился своеобразный вид искусства – вырезание из бумаги и пергамента таблиц, панно, розет. Это были сложные композиции, включавшие изобразительную символику – фигуры птиц и животных, семисвечники, скрижали. Здесь в изобилии сочетаются мотивы настенных синагогальных росписей, художественного литья и фронтисписных гравюр еврейских изданий, декоративной резьбы по дереву. Сюда вошли и строгая тектоника Ренессанса, и своеобразные барочные элементы, упорно сохранявшиеся в еврейском искусстве даже в прошлом столетии. При всём этом, здесь доминирует чувство материала, казалось бы, самого непритязательного – листа бумаги.

Вырезки из бумаги имели как культовое, так и бытовое значение. Среди них настенные таблицы мизрахи, розетки-таблички швуослех, связанные с бытовым празднованием пятидесятницы. В них почти нет текстов, и композиция проще. Изготавливали их обычно ученики еврейских школ-хедеров. Ритуальность пронизывающая весь быт еврейских местечек, вызвала к жизни ряд обиходных вещей, связанных с бытовой обрядностью».      

(П. Жолтовский, Памятники еврейского искусства, «Декоративное искусство СССР», 1966 г., №9).

Перейти в коллекцию

Панорама зала